Дефицит в Пенсионном фонде - рукотворный

1 марта 2017 - 45-90
article375.jpg

     Много интересного о пенсиях, псевдодефиците пенсионной системы, борьбе с неплательщиками страховых взносов и другом рассказал на днях глава Минтруда Максим Топилин в обширном интервью, данном агенству РБК. 

 

     С полным текстом интервью можно ознакомиться на сайте РБК. Ниже мы приводим наиболее интересные ответы М. Топилина на вопросы, касающиеся пенсионной системы.

 

  • РБК. Всех волнует судьба российской пенсионной системы. Многие эксперты говорят про необходимость повышения пенсионного возраста. Но в феврале вы сказали, что «время для этого еще не настало». Как вы считаете, когда такое время настанет и настанет ли вообще? Не пора ли браться всерьез за решение проблемы несбалансированности пенсионной системы?

 

М. Топилин - Мы все-таки должны исходить из каких-то предпосылок. Говорят: «Вот, назрела необходимость решать такую-то проблему». Но разве население стучится в дверь и говорит: «Повысьте пенсионный возраст»? Какие-то группы, молодежь, вот вы сами этого требуете? Вы считаете, что надо повысить пенсионный возраст? Как вы думаете, запрос от общества на это есть?

 

  • РБК. Запроса от общества, пожалуй, нет.

 

М. Топилин - Я понимаю, если бы молодежь сказала: «Мы проанализировали, мы понимаем, что, если сейчас этого не сделать, мы останемся без пенсии вообще». Но ведь этого нет. В вопросе вы ссылаетесь на неких экспертов. Но давайте порассуждаем: кто такой эксперт? Сообщество специалистов его аттестовало, экзамены приняло? Или просто нарекли: это эксперт по пенсионным вопросам, а это эксперт по вопросам организации работы психоневрологических интернатов? Если кто-то написал: «Иванов, Петров, Сидоров», которые профессиональным сообществом не признаны как эксперты, то их мнение нужно учитывать или нет? У нас есть очень много так называемых экспертов, которые не разбираются в сути вопроса.

 

  • РБК. Но многие такие эксперты ведь ориентируются на какие-то объективные данные хотя бы с точки зрения государственных финансов.

 

М. Топилин - Если вы поговорите с экспертами, которые готовят предложения по пенсионным реформам, они вам скажут: «У нас нет данных. Мы не можем в Пенсионном фонде получить детализированные данные. Дайте нам доступ к персонифицированному учету». Я вас уверяю, что у большинства даже признанных экспертов большой дефицит актуальных данных. К персонифицированному учету невозможно дать доступ: это персональные данные. По ним мы можем дать только агрегированную информацию.

Что касается дефицитности, как вы сказали, пенсионной системы... Я все время пытаюсь объяснить, что есть трансферты Пенсионному фонду, в связи с тем что ПФР выполняет непенсионные функции: администрирует, допустим, материнский капитал, различные выплаты, например региональные социальные доплаты к пенсиям или софинансирование региональных программ по строительству социальных учреждений. По большому счету это не функции Пенсионного фонда, но, так как нам нужен оператор, который средства будет доводить до населения, ПФР этим и занимается.

Есть трансферты, которые связаны с тем, что государство приняло решение, что одни работодатели будут платить во внебюджетные государственные фонды меньше других. Например, принимаем решение по территориям опережающего развития: устанавливаем тариф страховых взносов не 22%, а 6%. К тому же по законодательству тариф в Пенсионный фонд составляет 26%, но каждый год правительство продлевает льготу и определяет тариф в размере 22%. То есть работодатели вместо 26% — того тарифа, который должен обеспечить пенсионные права, — платят 22%, а это минус почти 500 млрд руб. в годовом обеспечении пенсионной системы. Установили льготные тарифы в ТОРах (территории опережающего развития. — РБК), свободных экономических зонах, для малого бизнеса, IT-отрасли. Но пенсии в солидарной системе нужно платить сегодня, поэтому, когда мы принимаем решение о льготировании, автоматически осуществляется трансферт. Если бы не было льгот, то не было бы трансферта Пенсионному фонду, не было бы никакой несбалансированности.

 

  • РБК. Вы хотите сказать, что первичная система пенсионного обеспечения, то есть без этих дополнительных функций ПФР, у нас не является дефицитной?

 

М. Топилин - Не является. Если вы уберете все трансферты, которые не связаны с выплатой пенсий, и трансферты по льготам, вы увидите, что трансфертов никаких нет. Все обеспечивают страховые взносы. То есть, если бы мы не принимали решения о льготных ставках, надбавках советским пенсионерам (валоризация. — РБК), льготных размерах фиксированных выплат для отдельных категорий граждан, приняли бы решение по выводу досрочных пенсий из системы обязательного пенсионного обеспечения, у нас не было бы трансфертов.

Говорить о том, что пенсионная система дефицитная, глубоко неверно. Она дефицитна только в силу наших решений. Дефицит в Пенсионном фонде рукотворный. Он связан не с тем, что пенсионеров больше, чем работающих, или с демографией, или с чем-то еще, — он возникает исключительно в силу норм закона. Вот этого многие не понимают, в том числе некоторые эксперты.

 

  • РБК. Но у государства в прошлом году, например, не нашлось возможности полностью проиндексировать пенсии…

 

М. Топилин - Средства на индексацию формируются тогда, когда реальная зарплата растет, то есть инфляция достаточно низкая и отчисления с зарплат растут быстрее инфляции. И это было все в предыдущие годы, до 2015-го. Мы 1 февраля индексировали пенсии на инфляцию, а 1 апреля доиндексировали на доходы Пенсионного фонда (законом о страховых пенсиях предусмотрена возможность дополнительной индексации пенсий, если рост доходов ПФР превышает инфляцию. — РБК) на 0,5, на 2, на 3% — на столько, сколько Пенсионный фонд получил страховых взносов. Сколько он получил, столько и направляется пенсионерам.

В 2015 году впервые возник разрыв, когда рост доходов недотянул до инфляции, поэтому пришлось взять немного из федерального бюджета. Тогда впервые получился так называемый инфляционный трансферт. Этот трансферт — небольшой, только здесь можно говорить о том, что есть некая чистая помощь бюджета. Дальше вы знаете: в 2016 году пришлось проиндексировать пенсии только на 4% (по сравнению с инфляцией 12,9%. — РБК). Но в то же время правительство приняло решение поддержать доходы пенсионеров: в январе этого года всем пенсионерам (и работающим, и неработающим) была перечислена единовременная выплата 5 тыс. руб. По линии ПФР на это потребовалось 221,7 млрд руб. из федерального бюджета. В прошлом году также был принят закон, по которому общее материальное обеспечение пенсионера в 2017 году никак не может быть меньше полученного им годом ранее.

 

  • РБК. Вы считаете, что льгот по страховым взносам быть не должно?

 

М. Топилин - Льгот в страховых тарифах не может быть в принципе. Страховые системы строятся таким образом, что льгот быть не должно. У вас есть льготы по ОСАГО?
 

  • РБК.  Нет.

 

М. Топилин -  Потому что в голову никому такого не придет. Страховая компания вам же не говорит, что если у вас двое детей, то вам положены льготы. Все прописано в страховой системе: машина с таким-то двигателем, ваш водительский стаж, ваши нарушения. И в нашей системе страхования так же: если у работодателя есть вредные рабочие места, он платит надбавку к страховому тарифу. Если у гражданина нет подтвержденного стажа работы в 15 лет, значит, он не войдет в пенсионную систему, будет получать не страховую пенсию, а социальную, которая ниже страховой.

В ОСАГО нет такого, что в какой-то свободной экономической зоне все освобождены, и это даже представить невозможно. А по страховым взносам, в такой же страховой системе почему-то есть. Это теоретически неверно. И в стратегии долгосрочного развития пенсионной системы записано, что необходимо уйти от льгот. Но мы понимаем: раз мы эти правила игры объявили, их нельзя менять резко. В силу закона эти льготы — временные. Минтруд предлагает, во-первых, не принимать новых решений по льготным ставкам и, во-вторых, не продлевать сроков их действия.

 

  • РБК. Хорошо, по-вашему, льготы нужно убрать. А в целом что делать с уровнем страховых отчислений? Минфин утверждает, что у нас слишком высокая финансовая нагрузка на труд, из-за чего мы теряем конкурентоспособность. Вы готовы к их снижению?

 

М. Топилин -  Вы готовы выйти к пенсионерам, бабушкам и спросить: «Бабушки, не слишком ли велика у вас пенсия?» Вы ведь это спрашиваете? Пенсионный фонд формируется из страховых взносов и трансфертов, которые идут из бюджета. Вот этот объем средств нам позволяет сегодня обеспечивать средние пенсии в 13 с небольшим тысяч. Вы по сути говорите: «Не много ли мы берем с работодателя с учетом всех льгот, чтобы обеспечить пенсию?» Я считаю, что немного, потому что размер пенсии очень небольшой — 13 тыс., по 2017 году прогнозируем около 14 тыс. руб.

Говорят: «Давайте снизим тариф. Вдруг экономика вырастет?» А вдруг не вырастет? Такое решение уже принимали в 2005 году: был тариф 28%, сделали 20%. Думали, что экономика вырастет, но вырос трансферт из бюджета. До 2005 года трансферта в Пенсионном фонде не было, пенсионная система была самодостаточная.

.................

  • РБК. Многие получатели пособий при этом одновременно заняты в теневом секторе. Минфин предлагает бороться с неформальным рынком труда снижением страховых взносов. Какую альтернативу предлагает Минтруд?

 

М. Топилин - В 2015 году мы провели большую работу по определению того, сколько же граждан в трудоспособном возрасте не трудятся, за кого не поступают страховые взносы. Исследование показало, что за вычетом пенсионеров, студентов, многодетных семей, инвалидов, военных и приравненных к ним таких людей 15 млн. У нас есть такие инструменты по борьбе с теневой занятостью, как комиссии по снижению неформального рынка труда на уровне регионов и выездные проверки в отношении конкретных работодателей, в которых участвуют в том числе налоговики и инспекторы по труду. За два последних года удалось легализовать 4,5 млн работников: с ними были заключены трудовые договоры, причем мы отслеживаем по базе Пенсионного фонда, приходят ли взносы за этих работников, то есть не ушли ли они снова в тень. Работа по легализации теневого рынка труда позволила собрать за два года более 27,4 млрд руб. страховых взносов.
 

  • РБК.  А что в этом году планируете делать на этом направлении? Например, в СМИ много писали о «налоге на тунеядство»...

 

М. Топилин - На этот год мы ставим себе задачу найти возможные схемы легализации доходов. Мы исходим из того, что гражданин, имеющий скрытый доход, сможет выбрать наиболее удобный для него способ легализации. Это может быть платеж в государственные внебюджетные фонды (ПФР и ФОМС) или что-то другое; пока думаем. Обсуждения ведутся на уровне Минтруда. Будем подключать к ним и экономистов, и налоговиков. Но никаких законопроектов — например, по «налогу на тунеядство», как платеж назвали СМИ, — в настоящее время нет.

В Германии, или в Финляндии, или во Франции вы не сможете, оказавшись без работы, сидеть и ни о чем не думать. Сразу возникают вопросы, связанные, например, с медицинской страховкой: кто-то ее должен оплачивать. У нас, к сожалению, пока это законодательство не докручено до конца. Отсюда и возникает возможность работать в сером секторе и ни о чем не беспокоиться. Поэтому постепенно мы приближаемся к тому, что нужно создавать такие — будем говорить, да, дискомфортные — условия для тех, кто считает возможным жить в обществе и быть свободным от него. Это несправедливо, когда одни ничего не платят в общий котел, но в то же время пользуются поликлиниками, школами, детскими садами. Получается, что все эти услуги для них, а также их пенсии и другие соцгарантии обеспечиваются теми, кто трудится официально.

...........

Источник – РБК.


 

Похожие статьи:

rzd # 1 марта 2017 в 22:28 0
М. Топилин - Если вы поговорите с экспертами, которые готовят предложения по пенсионным реформам, они вам скажут: «У нас нет данных. Мы не можем в Пенсионном фонде получить детализированные данные. Дайте нам доступ к персонифицированному учету». Я вас уверяю, что у большинства даже признанных экспертов большой дефицит актуальных данных. К персонифицированному учету невозможно дать доступ: это персональные данные.
Ну и чего здесь непонятного? Все понятно - статус "государственная тайна".

М. Топилин - Если вы уберете все трансферты, которые не связаны с выплатой пенсий, и трансферты по льготам, вы увидите, что трансфертов никаких нет. Все обеспечивают страховые взносы. То есть, если бы мы не принимали решения о льготных ставках, надбавках советским пенсионерам (валоризация. — РБК), льготных размерах фиксированных выплат для отдельных категорий граждан, приняли бы решение по выводу досрочных пенсий из системы обязательного пенсионного обеспечения, у нас не было бы трансфертов.
Говорить о том, что пенсионная система дефицитная, глубоко неверно. Она дефицитна только в силу наших решений. Дефицит в Пенсионном фонде рукотворный. Он связан не с тем, что пенсионеров больше, чем работающих, или с демографией, или с чем-то еще, — он возникает исключительно в силу норм закона. Вот этого многие не понимают, в том числе некоторые эксперты.

Что такое "наши решения"? Я лично никаких решений не принимал, хотя пенсию получаю.

М. Топилин - ...Все обеспечивают страховые взносы...

Заключение Счетной палаты РФ на отчет об исполнении бюджета ПФР за 2015 год, предоставленный правительством РФ Счетной палате

В частности в этом документе говорится :
Страница 34 : "В 77 (из 85) субъектах РФ обеспеченность выплат страховой пенсии поступившими страховыми взносами составляет от 20,3% до 88,3%".
Страница 56 : "Обеспеченность финансирования выплат страховых пенсий поступившими страховыми взносами в 2015 году составила 66,9%. Для финансового обеспечения выплат страховых пенсий в бюджет ПФР из федерального бюджета поступило 1 846 242 269,1 тыс. рублей, из них 814 180 611,2 тыс. рублей на обязательное пенсионное страхование". (это в целом по РФ)

P.S. интересно. Из какой палаты этого Топилина выпустили.
Tigran # 2 марта 2017 в 06:44 0

Ну, в общем, Топилин об этом и говорит - недобор страховых взносов возникает за счет льгот, предоставленных Правительством ("наши решения" - ТОР, IT-отрасли, досрочники, 22% вместо 26% и пр.). Т.е. рукотворные непродуманные решения и приводят к дефициту. В результате авторы решений вынуждены компенсировать недостаток средств на пенсии из "своего" кармана т.е. из Госбюджета трансфертами. Им это не нравится, они "вопят" на каждом углу о дефиците, необходимости реформ и т.д. А на самом деле просто хотят переложить бремя компенсации своих глупостей и непродуманных решений на пенсионеров - на работающих (планка в 3 балла, неиндексация), за счет повышения возраста выхода на пенсию, недоиндексации по инфляции и т.д.

Петр # 2 марта 2017 в 07:27 0
Дефицит, говорите...)

zavhozz # 2 марта 2017 в 10:03 +1

     "Это несправедливо, когда одни ничего не платят в общий котел, но в то же время пользуются поликлиниками, школами, детскими садами."

Топилин предлагает детей неработающих в школу не брать? Однако.

rzd # 2 марта 2017 в 20:22 0
Может мне кто-то объяснит, что это такое: "доходы ПФР"?
ПФР - организация, в которой 138 тыс.чел работников. Никаких материальных и моральных ценностей не производит. Деньги никому не ссужает(как могла бы старуха-процентщица). Часть средств ПФР, находящихся на счету в Федеральном казначействе РФ(крайне мизерны по сравнению с годовым бюджетом ПФР), размещается на кратковременных депозитах под 20...23% годовых. Но эта сумма, размещаемая на депозитах, не превышает 200 млрд.руб/год, т.е. не превышает 2,5% от годового бюджета ПФР, что практически никакой роли в доходе не играет.
cosmos402 # 3 марта 2017 в 06:06 0
Думаю, что понятия "доходы ПФР" как фактически такового не существует. Скорее всего под "доходами ПФР" подразумевают страховые взносы работодателей. 138 тыс. сотрудников ПФР занимаются перекладыванием бумажек и написанием отписок на запросы граждан.
ПФР, имея в распоряжении колоссальные средства в виде пенсионных взносов, только в ограниченном количестве размещает их на кратковременных депозитах. На мой взгляд, на лицо неэффективное управление средствами пенсионных накоплений и неэффективная организация труда. Плюс раздутый штат. Это на мой взгляд.
В настоящее время, как говорят сами сотрудники ПФР, бОльшая часть их работы - получение и проверка отчетности, назначение пенсий, индексация пенсий и т.д. автоматизированы.
rzd # 4 марта 2017 в 16:38 0
Ну ладно, посмотрим, что будет далее.
1-я индексация с 01.02.2017 на 5,4% - "компенсация инфляции".
2-я индексация с 01.04.2017 - "исходя из доходов Пенсионного фонда".
Валентина # 9 марта 2017 в 22:07 0
Вопрос Топилину на засыпку: зачем Государству понадобился приступ внезапной щедрости? (По 400 ФЗ рассчитайте ИПК за 2014 и ИПК за 2015 с одинаковой зарплаты)?
Варианты ответов:
1. Повысить пенсионный возраст
2. Понизить выплаты работающим пенсионерам
3. Применить недоиндексацию
4. Низачем, просто проявилась некомпетентность сотрудниснятия с дожности с повышениемюков Топилина.
Лично я затруднилась бы с ответом. Пункт 4 автоматически тянет за собой выбор из первых трёх, патамушта (потому, что) слово "низачем" отсутствует в русском языке, а замена его на "ни за чем" или "нм зачем" требует перехода на ненормативную лексику в связи с вышеупомянутой некомпетентностью.
или назначения мальчиков для битья с последующим повышением в статусе?
Валентина # 9 марта 2017 в 22:12 0
Кто помнит "киндер-сюрприз"?
Валентина # 9 марта 2017 в 22:21 0
Как говорит Гугл, что-то пошло не так. Повторяю:
4. Низачем, просто проявилась некомпетентность сотрудников Топилина.
rzd # 9 марта 2017 в 22:27 0
Я помню. Я-я. Натюрлихь.
Валентина # 9 марта 2017 в 23:38 0
Работаем дальше. Выбирай. Киндера вычркиваем в связи с перехолом на повышение.
otukjdf2013 # 7 мая 2017 в 21:08 0
Как надоело бездарное правительство! И к сожалению нет им толковой замены. Придут такие же бездари и воры. Я знаю что со стороны легко говорить но результатов положительных не видно. Вот только что они и могли обобрать пенсионеров. Да, я пошла работать на 9 тыс. руб., так в аптеке я ежемесячно оставляю 4 тыс. руб. Я инвалид 2 гр., умираю но иду работать. У нас в стране некоторые всю жизнь не работали а пенсии получают и им делают индексацию а нам работающим пенсионера - инвалидам государство показывает фигу.